СТРЕЛА СРЫМА – СЕДЬМАЯ СПИЦА СТЕПНОГО КОЛЕСА

СТРЕЛА СРЫМА – СЕДЬМАЯ СПИЦА СТЕПНОГО КОЛЕСА

Продолжение произведения "КОЛЕСО СЕДОЙ СТАРИНЫ"(сказы, легенды, эссе о героях Атырауской земли) поэта, писателя, литературного переводчика Бекета Карашина, начало здесь

сЫРЫМ

       Не всегда герой был понят своими современниками, не всегда народ благодарил его за жертвы, что приносились ради его же блага. Были в истории нашей и такие герои, что за доблесть свои оставались одинокими, как стрела, не сломанная, способная верно служить, но брошенная в пыль степи. И лишь потеряв героя, после смерти его, воздавали памяти его почести, словно самый грандиозный ас, данный в память о нем, способен восстановить и исправить людскую несправедливость. Такой одинокой стрелой в нашей истории стал Срым Датулы, тот, что пожертвовал положением своим, и богатством, как и должно истинному герою, ради принципов своих, ради того, что считал важнее злата и табунов – ради чести.

 

Срым Датулы – ярчайшая личность, олицетворяющая целую эпоху революционной борьбы казахского народа за свою независимость и свободу. Точная дата рождения Срыма неизвестна, лишь приблизительно мы можем установить, что это была середина 18 века. Он принадлежал к знати казахского рода Байбакты. Известно, что Срым стал старшиной рода в 20 лет, и под его началом было свыше 2000 юрт или семей. Знатность его подтверждается тем, что на его сестре был женат сам хан Нуралы.

В степных преданиях утверждалось, что с юных лет батыр Срым отличался глубоким умом и выдающейся честностью. Видимо, именно обострённые чувства чести, честности, и справедливости подтолкнули его на беспримерные подвиги и страдания, лишения и мытарства, частое одиночество и невзгоды. А иначе, зачем ему, богатому и процветающему знатному человеку, вставать на сторону обездоленных и униженных, оскорблённых и подавленных масс народа?

         В 70-е годы 18 века прокатилась широкая волна выступлений казахских родов против царского самодержавия. В источниках того времени зафиксировано более 240 нападений казахских отрядов на форпосты и укрепления царского правительства в пограничных со Степью участках. Эти выступления были закономерным ответом на беспредельные притеснения казахов со стороны царизма, на бесчинства карательных экспедиций регулярных войск и казачьих бригад, на захват огромных территорий, без которых кочевое животноводство не могло существовать и процветать. Как испанские конкистадоры в Америке, ринулись в степь охотники за лёгкой наживой, бесплатной землёй, рыбными богатствами рек и озёр, бесчисленными косяками одичавших коней и стадами сайгаков-антилоп бывшие безземельные крестьяне, деклассированные элементы, беглый преступный люд, целые казачьи станицы. Наглые указы царизма, запрещавшие поить скот у берегов некогда исконных казахских рек и озёр, угон домашних животных в результате войсковых рейдов солдат и казаков, частые случаи вырезания целых аулов, свирепые акции захватчиков не могли не вызывать сопротивление, ответные удары, месть. И Степь восстала!

Уже в это время царские администраторы в этих краях докладывали своему правительству о Срыме батыре, под началом которого был большой отряд казахских джигитов из разных родов-племён. Известно, что он в 73-74 годах примкнул к пугачёвскому восстанию. По этому случаю сохранились документы и приказы о необходимости уничтожения отрядов батыра и умерщвления его самого. А это значит только одно: немало урона нанёс батыр своим противникам, значительно усилил ряды пугачёвцев, на стороне которых воевали не только казахи, но и башкиры, татары, удмурты, чуваши.

         Более 30 лет бился батыр Срым за независимость, за справедливость, за свободу страны и народа.  Он выступал против неугодных народу ханов и султанов, воевал с казаками и карательными отрядами царизма, пытался образумить старейшин родов, изменивших народу и сошедших с «дороги дедов». Он привлекал на свою сторону хивинцев, туркмен, каракалпаков, пытался сформировать единый фронт борьбы с угнетателями. Срым был неутомим, неугомонен, непреклонен, неукротим. Целые тома докладных записок генерал-губернаторов русской царице Екатерине-2 о тех или иных деяниях и злодеяниях, военных налётах Срыма сохранились в архивах России. Он воевал за то, чтобы вернуть казахам былые пастбищные угодья, которые бесцеремонно захватили царские ставленники, казаки и русские крестьяне, за то, чтобы казахи были свободными и независимыми от диктата и притеснений со стороны ненавистной и антинародной власти. За его голову была назначена неимоверная по тем временам цена - 3000 царских рублей. За такие деньги можно было купить столько же коней.

ДАТҰЛЫ

         Восстание под предводительством Срыма Датулы всколыхнуло Степь, за ним пошли народные массы, многие роды-племена Младшего Жуза. Но в казахской среде было много и тех, кто ради собственного благополучия, сытой, привольной и праздной жизни не поддержал это революционное действо, а даже более того, - предавал народного героя и смысл всей его жизни. Имена многих из них сохранила история, и до сих пор честные современные читатели воспринимают эти имена, как имена своих личных неприятелей и врагов. Прикидываясь радетелями традиций и устоев, а порой и прикрывая собственную корысть мнимым благом народа, они часто доводили дело Срыма до срыва. Батыр неоднократно оставался одиноким, покинутым, отринутым. Кольцо вокруг него и охоты за ним постоянно сжималось, но он, наделённый острым умом, железной волей и воинской смекалкой, бесконечно ускользал от облавы, с боем вырывался из тисков окружения, наносил контрудары. Хотя неудачи не сломили самого батыра, но они привели к тому, что он потерял много своих сторонников. Многие батыры, бывшие рядом с ним погибли, многие поддались лживой агитации его врагов, проще говоря, предали его.

         По этому поводу существует предание. Ещё в молодости Срыма престарелый батыр Есет говорил ему: «Враг близок, а у нас нелады. Не все сразу идут за батыром. И не все пойдут за тобою». И добавляет сказание: «Сбылись слова старого Есета. Не слушает народ. Поддаётся султанам, которым хана надо… Говорят плакал тогда Срым. Вспомнил Есета. Вспомнил слова: не дано ему достойного коня, не дано послушного народа». От имени самого Срыма-батыра можно поэтически драматизировать эту и без того драматическую ситуацию:

 

Не всегда народ герою,

Подводя, дарил коня,

Он нередко хмурил брови,

Ни за что его, браня.

В час нелёгкий и тревожный

Всеми был, покинут я,

Сеял правду, сыт был ложью, -

Вот вам козни бытия.

                                                                  (из стихов Б.М.Карашина)

 

         Гонимый и обездоленный батыр Срым вынужден был податься на чужбину. Последние дни он прожил в Хивинском ханстве. Отчего, и как он умер, никто не знает.

В памяти народной сохранились лишь предания о том, что после его смерти родичи его дали запомнившийся во всей широкой степи своей пышностью «ас», тризну-угощение в честь умершего.

До этого времени никто не знал, где его могила, а совсем недавно наши товарищи из Западно- Казахстанской области в результате экспедиции нашли место его захоронения в современной Каракалпакии.

Так завершился круг жизненного колеса батыра Срыма, но не завершилось движение колеса истории. Ибо одно только имя Срыма-батыра вызывает в нас, истинных потомков всех степных богатырей, желание, свободно расправив плечи, выпрямить гордую стать степного воина, бросить свой взор на Вечное Небо-Тенгри свободной и страны.  

a2b5369d65e7af01fdf63020e198d20a                   

         Помним Срыма-батыра, чей подвиг не оценили современники, но кто сегодня стал примером для потомков своей честью и доблестью!

 

Продолжение здесь