СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ГУРЬЕВ

СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ГУРЬЕВ

«СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ГУРЬЕВ»: своими словами — это уникальный сборник публицистики, повествующей о становлении города, его истории, быте и культуре народов, проживавших в Гурьеве с середины XVII до конца XX столетия, начало здесь

Скотоводство

Главную промышленность скотоводства в Гурьеве составляет овцеводство — киргизский баран; пригоняют этот скот киргизы зауральной орды в Гурьев на меновой двор огромными партиями; мена его производится в меновом дворе с первых чисел августа по март месяц. Покупка баранов на наличные деньги и мена хлебом производится казаками и иногородними торговцами, многие же гурьевцы покупают огромные партии баранов на меновых дворах в Уральске и Оренбурге. Годовая покупка баранов простирается до 400 000 голов и более. Купленных баранов на меновом дворе каждый хозяин отсылает в степь для откармливания, для чего у каждого торговца для наблюдения за скотом имеются приказчики, работники и пастухи, по большей части все киргизы. Цена баранам к покупке с 1 февраля по март месяц бывает, считая круг, от 2 до 3 рублей за штуку. Весною же в марте месяце угоняют этот скот для продажи в Калмыковскую крепость на ярмарку, отстоящую от Гурьева в 240 верстах, где покупают его приезжие иногородние русские торговцы ценою от 4 до 5 рублей за штуку. Кроме баранов, гурьевские жители покупают на меновых дворах от киргиз зауральной орды лошадей, верблюдов — одногорбых и двугорбых — и рогатый скот: коров, быков, коз и козлов, которых отсылают сперва в степь для откармливания и потом угоняют для продажи весною, в марте месяце, в Калмыковскую крепость на ярмарку и осенью, в октябре месяце, в Гурьев на ярмарку. Торговля эта менее значительна против овцеводства. Цена этому скоту в продаже бывает следующая: лошади молодые — от 15 до 30 рублей, старые — от 30 до 70 рублей и дороже; верблюды молодые — от 12 до 15 рублей, старые — от 20 до 60 рублей; коровы и быки — от 15 до 30 рублей, козы и козлы — от 2 до 3 рублей за голову. Торговлей скотом большею частью занимаются казаки, потому что они имеют право на Войсковой земле пасти для откармливания беспошлинно определенное число голов скота соответственно своему чину. Число голов скота беспошлинно могут иметь на Войсковых лугах для откармливания следующие Войсковые лица, а именно: штаб-офицеры — по 1500 баранов и 210 штук рогатого скота, обер-офицеры — по 1000 баранов и 140 штук рогатого скота, нижние чины и малолетки, несущие повинности, — по 500 баранов и 70 штук рогатого скота. Сверх этого количества за весь скот они платят акцизную пошлину по 10 копеек с рогатого скота и по 4 копейки с барана в год.

Иногородние лица платят акциз с каждой головы имеющегося у них скота в Войсковых лугах для откармливания или прогона по 14 коп. с лошади и рогатого скота и по 5 копеек с барана; акцизная пошлина со скота поступает в Войсковой доход.

Хлебная торговля

После рыболовства и скотоводства есть хлебная промышленность, которую, по обширности своего оборота, можно назвать главной в Гурьеве.

Ржаная мука, пшеничная разных сортов и овес привозятся сюда здешними казаками и иногородними из Астрахани морским путем и продаются в Гурьеве жителям. Ржаную же муку продают киргизам зауральских орд. Привоз муки и овса из Астрахани в Гурьев бывает весной, летом и осенью, и из Уральска — зимой.

Количество привезенной муки и овса в Гурьев в течение года доходит до 200 000 четвертей или кулей.

Цена на муку и овес в Гурьеве бывает следующая: ржаная мука — от 60 до 80 копеек за пуд; пшеничная трех сортов — от 1 до 1 рубля 50 копеек за пуд; и овес — от 65 копеек до 1 рубля за пуд.

О ярмарке

Ярмарка в Гурьеве бывает один раз в год, именно осенью, сроком с 2 октября по 10 ноября. На Гурьевскую ярмарку привозят купцы из Уральска сухопутно следующие товары: красный товар мелочной, обувь, железо, медь, сахар, чай, кофе и табак. Кроме уральских торговцев, на ярмарке торгуют и гурьевские торговцы красным товаром, мелочным, обувью, чаем, сахаром, кофе, пряностями, табаком и вином. На этой ярмарке, кроме товаров, бывает продажа скота, как-то: баранов, рогатого скота, верблюдов и лошадей. Скот этот пригоняют со степи киргизы зауральских орд, а также и пригоняют его некоторые казаки и иногородние для продажи. Торг на Гурьевской ярмарке преимущественно ведется красным товаром и скотом. По сведениям Г. Рябинина оказывается, что на Гурьевскую ярмарку в 1862 году было привезено разного товара на сумму 430 000 рублей, за исключением скота, и продано разного товара на сумму до 100 000 рублей.

О привозе товаров, о числе торговых заведенийи ремесленников, о пароходстве

Товары, которые в Гурьеве не производятся, привозятся из Астрахани морем, а именно: хлеб, овес, крупа, вино, сахар, чай, кофе, пряности, сласти, табак, красный товар, обувь, железо, мелочной и проч. Привоз товаров бывает весной, летом и осенью, и из Уральска сухопутно, зимой — эти же товары. Товары привозятся иногородними лицами и казаками, каждый для своей лавки, иные же снабжают товарами других торговцев, которые из Гурьева не каждый год ездят в Астрахань и в Нижний Новгород на ярмарку.

Всех торговых заведений в Гурьеве — 58, а именно: лавок с красным товаром — 6, лавок с колониальным, бакалейным, москательным мелочным товаром — 14, мелочных лавок и лавочек — 13; табачных заведений: лавок — 1 и лавочек — 8; питейных заведений и трактиров — 2; Ренсковых погребов с продажею питья распивочно и на вынос — 3, питейных домов — 8, штофных лавок — 2 и оптовый склад хлебного вина — 1; гостиного двора в Гурьеве нет, и базаров в городе не бывает.

Всех мастеровых и ремесленников в Гурьеве — 33, как-то: хлебопеков — 3, мясников — 4, серебряков — 3, медяков — 1, стекольщиков — 2, слесарь, он же и столяр, — 1, кузнецов — 5, портных — 5, башмачников — 2, шорник и сыромятник — 1, извозчик — 1.

Все мастера и ремесленники — иногородние, и все торговые лавки, лавочки и заведения содержат большею частью иногородние лица, казаки же имеют лишь несколько лавочек и заведений. Казаки торгуют мукой и овсом из своих домов, при которых имеются отдельные кладовые, выстроенные из воздушного кирпича, и называются палатками. Рыбу и тюленей, которых привозят они зимою с аханного рыболовства, также продают дома из кладовых; некоторые же казаки вывозят рыбу на базарную площадь и продают там с возов. Сбыт вывозимых из Гурьева продуктов и товаров и покупка товаров и привоз их в Гурьев производятся самими местными жителями.

Пароходства в Гурьеве нет, но весной пристаёт к Гурьеву 1 пароход из Астрахани, 3 раза, в 12 верстах от устьев Урала, вблизи острова Большого Пешного в Каспийском море. К самому же Гурьеву пароход не может проходить по причине мели. В первый раз пароход приходит к Гурьеву из Астрахани в половине апреля и через 2 или 3 дня отправляется из Гурьева в форт Александровский, куда он везет из Гурьева сотню уральских казаков на два года, для смены тамошнего горнизона; в конце апреля пароход возвращается к Гурьеву во 2-й раз, привозит уральских казаков, отслуживших срок своей службы в форте Александровском; через три дня уходит пароход в Астрахань с пассажирами из Гурьева и в начале или половине мая приходит опять к Гурьеву с пассажирами из Астрахани — уже в 3-й раз, и через три дня отправляется из Гурьева с пассажирами в Астрахань и более уже не приходит до следующего года.

Число морских судов в Гурьеве, как-то: кусовых лодок, салмовок и других — определить верно нельзя, но можно сказать, что почти у каждого гурьевского промышленника, казака и иногороднего есть суда, которые весной с открытием навигации отправляются из Гурьева в Астрахань со здешними продуктами, как-то: рыбой, икрой, клеем, тюленем, салом и кожами. Некоторые же иногородние торговцы уезжают из Гурьева летом в Нижний Новгород на ярмарку для покупки разных товаров. Вообще во время лета Гурьев-городок значительно пустеет, потому что большая часть жителей уезжает оттуда на это время. Суда эти приходят с товарами из Астрахани в Гурьев, летом и осенью, останавливаются у Ракушечьей пристани, где выгружают из них товары, как-то: муку, крупу, овёс, сахар; чай, кофе, пряности, сласти, вино и табак внутреннего приготовления — листовой в кулях и приготовленный в обандероленных помещениях. Товары эти с пристани перевозятся в Гурьев сухопутно самими хозяевами или наймом для перевозки их извозчиков-казаков, которым платят с куля муки и овса, весом до 7 пудов каждый, от 1 рубля до 1.50 копеек за куль. С прочего же товара платится за провоз уговорная плата с воза.

Общественная жизнь

В буквальном смысле общественной жизни и увеселений в Гурьеве вовсе нет. Большинство жителей в Гурьеве составляют войсковые обыватели: нижние чины, из них одни состоят на действительной службе, а большая часть занимается промыслами и торговлей, так что они не видят, как проходит год. Весной они заняты наймом казаков на службу, отправлением на курхайное рыболовство в море и отправлением в астрахань для покупки там хлеба, овса и других товаров; летом они свободное время проводят по большей части в безделье и сне. В конце лета, именно с 1-х чисел августа, отправляются на сенокос, где трудятся до сентября месяца, другие же в это время отправляются в море на жаркое рыболовство и возвращаются с него осенью в октябре месяце. С этого времени они до зимы свободны, некоторые же участвуют в осеннем рыболовстве по реке Уралу, большая же часть казаков приготовляется к аханному рыболовству в море, в домах их идут хлопоты и приготовления, т. е. вязание аханов и сетей, заготовление провизии, исправление аханной сбруи и наем рабочих. Хлопоты эти и работы продолжаются до самой зимы, с утра до позднего вечера казаки бывают заняты. Зимой же отправляются на аханное рыболовство в море, откуда возвращаются в Гурьев в 1-х числах марта. После аханного рыболовства, которое сопряжено с большой тратою денег на сборы, трудностями на рыболовстве среди зимы в открытом море, и опасностью на глуби, за что вознаграждают их хорошие уловы больших белуг, через которые поправляются домашние их обстоятельства. Казаки в апреле месяце опять собираются на весеннее курхайное рыболовство…

аСТРАХАНСКАЯ УЛИЦА

Астраханская улица

Таким образом, гурьевцы весь год деятельно проводят в трудах и занятиях. Конечно, не все гурьевские казаки буквально так проводят весь год в занятиях. Есть и такие, которые не ездят на рыболовства, а промышляют службой или торговлей. Из числа таких людей многие имеют много свободного времени, которое проводят в веселье и попойках, а иные даже просто от безделья пьянствуют в трактирах, погребках и кабаках.

Табак казаки дома не курят и другим не позволяют у себя курить, но в питейных заведениях сами по большей части курят; на рыболовствах тоже курят; в Гурьеве же курят табак молодые люди, преимущественно из простых казаков, а также казаки, находящиеся на действительной службе.

Семейства их проводят время у себя дома в хозяйстве. В праздники казаки и казачки ходят друг к другу в гости; прогуливаются по Гурьеву, сидят группами около своих домов и проводят время в разговорах. На Масленице катаются на лошадях по улицам и по льду реки Урала, на берегу Урала пред домом атамана (казаки называют начальника Гурьева-городка атаманом). Устраивается из пластов льда небольшая пирамида с флагами величиною в вышину 0,5 сажени и в ширину 2 аршина, называемая городком. Этот городок казаки, по существующему издавна обычаю, берут приступом на лошадях верхом, для чего в последний день Масленицы ставят на этот городок в закупоренном бочонке ведра полтора водки, купленной начальником за свой счёт. Казаки-малолетки ездят верхом на лошадях по улицам, некоторые из них наряжены в офицерское платье, и они считаются начальниками над прочими; кроме того, назначаются начальником города из линейной команды человек 5 казаков, которые тоже с малолетками ездят. Наконец по данному начальником сигналу все они скоро едут верхом мимо городка, разрушают его палками, и отличившийся казак в этом деле получает в награду за удальство бочонок с водкой. При этом случае не обходится без того, чтобы кто-нибудь из наездников не был ушиблен, обыкновенно достается ушиб пластом льда храбрецу, получившему вино.


уральсая улица

Уральская улица

Домашняя жизнь казаков довольно скучна и однообразна. Благородные лица войскового сословия, офицеры, занимающие здесь должности, — по большей части люди достаточные, живут они своими домами тихо и скромно и, по большей части, особняками — скупо и однообразно, даже в некоторых случаях скучнее простых казаков. Круг знакомых состоит из чиновных и богатых казаков. Мужчины, по большей части, носят форменное платье, а женщины — общеевропейское, национальный же костюм надевают в редких случаях. Проводят свободное время в чтении книг и газет, в гостях друг у друга, в игре карточной и бильярдной, иногда в катаниях по городу и охотой на дичь, собраний же и семейных вечеров не знают. Вообще жизнь их скучна и однообразна, без особенных тревог, но зато и без особых удовольствий; при всем том в казачьем благородном кругу — замкнутость, как будто один в другом не нуждается.


 

дом казака

Обычный дом казака

Иногородние здесь — купцы, мещане и крестьяне — все торговцы и ремесленники; проводят они время в торговле, ремеслах, поездках по своим делам в Астрахань и Нижний Новгород. Домашняя жизнь их та же, как в прочих городах; знакомы они меж собой и с казаками живут дружелюбно. Гражданских чиновников здесь самое значительное число; досужное время от занятий проводят они в чтении книг и газет, знакомстве с офицерами, карточной игре и охоте; вечеров и собраний у них не бывает. Словом, жизнь их так же полна скуки и единообразия, как жизнь здешних казаков.

Казаки любят музыку и песни. Музыка их — гармония, балалайка и гитара; песни у них в употреблении общерусские, исторические, относящиеся ко временам казачьего самоуправления, военные и местные, про родной Яик и Каспийское море. Вот две любимые песни уральцев, взятые мною из сочинения г-на Железнова (ныне покойного).

* * *

Яик ты наш, Яикушка,
 Яик, сын Горыныча.
 Про тебя, про Яикушку,
 Идёт слава добрая.
 Про тебя, про Горыныча,
 Идёт речь хорошая.
 Золочёно у Яикушки
 Его было донышко.
 Серебряна у Яикушки
 Его была покрышечка.
 Жемчужные у Горыныча
 Его крыты-бережки.
 Мутнёхонек наш Яикушка,
 Бежишь же ты быстрёхонько,
 Прорыл, протёк наш Яикушка
 Все горушки, все долушки.
 Вымётывал наш Яикушка
 Посередь себя часты острова.
 С вершин взялся наш Яикушка,
 Бежишь же ты вплоть до низу,
 Как до славного города,
 До города до Гурьева.
 До славного ты до моря,
 До моря до Каспийского.
 За Гурьевом выпадал ты
 Во батюшку — сине море.
 Как до славного острова,
 До острова Камышина.
 На острове Камышине
 Братцы старики живут —
 Старики-братцы старожилые,
 Они по девяносту лет,
 С покорённую Золотой Ордой
 Старики-братцы, во ладу живут.
 

 

* * *

Не ясные соколики слеталися,
 Не хивинские визиюшки съезжалися —
 Соходилися, съезжалися добрые молодцы,
 Добры молодцы, уральские казаченьки.
 Они думу крепку думали:
 Да кому из нас, ребята, атаманом быть?
 Атаманом быть, ребята, есаулом быть?
 Уж мы выберем, ребята, атаманушку,
 Атаманушку мы выберем походного,
 Есаулушку мы выберем залётного.
 Атаман-то говорит, братцы, как в трубу трубит,
 Есаул-то говорит, братцы, как в свирель свистит:
 Еще долго нам, ребята, на Дарье стоять?
 На Дарье стоять, караул держать?
 Мы Дарью-реку пройдём рано с вечера,
 А Куван-реку пройдём во глуху полночь,
 А в Хиву придём вкруг белой зари.
 Мы хивинскому султану не покоримся,
 А поклонимся, покоримся Царю-Белому,
 Царю-Белому, ребята, Петру Первому!
 

 

1866

Продолжение здесь

Теги старыйдобрыйгурьев