СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ГУРЬЕВ

СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ГУРЬЕВ

«СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ГУРЬЕВ»: своими словами — это уникальный сборник публицистики, повествующей о становлении города, его истории, быте и культуре народов, проживавших в Гурьеве с середины XVII до конца XX столетия, начало здесь

Весеннее курхайное рыболовство в море

Весеннее курхайное рыболовство, или сокращенно весенний курхай, производится в Каспийском море со вскрытием льда; обыкновенно оно начинается с 1-х чисел апреля и продолжается до 20 мая.

На этом рыболовстве ловится всякого сорта красная рыба, преимущественно севрюга. Сети употребляются для лова так называемые курхайные. Это обыкновенные ставные сети от 10 до 12 сажен длиной. В ширину имеют они от 14 до 18 ячей, то есть петель. На нижней подборе, т. е. веревке, грузил не имеют, на верхней же есть поплавки, называемые балберами, если они сделаны из кожи или дерева, и кугами, если это пучки чакана. Эти балберы или куга навязываются на расстоянии сажени одна от другой.

Приухи каждой стороны привязываются к кольям, которые вколачиваются в дно морское. Из судов употребляются на курхайном лове косовые лодки, палубные, полупалубные и подрасшевные лодки, для переборки же сетей — простые бударки, т. е. челноки.

На курхайном рыболовстве могут участвовать все казаки — служащие, отставные и малолетние; малолетними называются казачьи дети от 15 до 18-летнего возраста, не состоящие на службе, но несущие повинности. Не имеют права участвовать в рыболовстве иногородние люди и все казаки, находящиеся на действительной службе, а также вдовы и малолетки, не несущие еще повинностей, т. е. не имеющие еще 12 лет от роду.

В этом лове, как и в других прочих морских, каждый имеет право держать сколько ему надобно работников, из казаков ли или из иногородних и киргиз.

Для надзора за курхайным рыболовством назначаются два начальника, так называемые рыболовные атаманы, под наблюдением которых устраиваются две бакенные линии посредством кольев, вбитых в дно на расстоянии от 25 до 50 сажен один от другого и собираемых по 2 с каждой имеющей участвовать в рыболовстве лодке или бударки.

Линии на большой глубине обозначаются плавучими знаками, собираемыми с тех, которые пожелают там рыболовствовать. Первая линия бьется в море в правую сторону от устья реки Урала, и вторая — в левую сторону от устьев реки Урал в глубь моря.

Эти линии называются первыми и вторыми участками бакенов и на каждую из них назначается по участковому начальнику.

…До начала курхайного рыболовства все казаки, желающие участвовать в нем, записываются, по своему выбору, к одному из двух участников в список у начальника над курхайным рыболовством, и каждый записавшийся казак имеет право на выставку известного числа сетей, соответственно своему чину, в той бакенной линии, в которой он приписался. Отставные казаки и малолетние, несущие повинности, имеют право на 9 сеток, служащие казаки и урядники — на 15, обер-офицер — на 21. Войсковые старшины и подполковники — на 27, полковники — на 33 и генералы — на 48.

Казаки, сверх распределения своего — на две части по участкам — в каждом участке объединяются между собой в артели. Кто, впрочем, не пожелал бы присоединиться к какой-нибудь артели, может оставаться и сам по себе. Число лиц, составляющих одну артель, ограниченно так, чтобы в совокупности они имели право выставить не более 100 сетей.

 

казачьи будары

Казачьи будары устремляются к Каспийскому морю

За несколько дней до начала рыболовства, начальник оного делает на гауптвахте перекличку всем записавшимся казакам, и кто на перекличку не явился, тот в этом рыболовстве не имеет права участвовать и должен ждать следующего рыболовства. На перекличке начальник выкрикивает имена и фамилии казаков, номера жеребьевки и частей их. Это делается так: кладут в чашку бумажные свернутые билеты с именами представителей артелей, а в другую чашку кладут билет с номерами. Билеты вынимаются первым встречным мальчиком или казаком. После этого в порядке доставшихся им номеров, так что первый есть ближайший к бepeгy, начиная с глубины 0,5 или 1-го аршина. Жеребья называются полными, если достанутся полным артелям, то есть состоящим из числа казаков, имеющих в совокупности право на выставку ста сетей, неполным — если достанутся неполным артелям. Одиночным — если их получат казаки, не приписавшиеся ни к одной артели. Начальник каждого участка имеет право на выставку в бакенных линиях 80 сетей. А помощники их — 40. Места для этих сетей назначаются не по жеребью, а выбираются ими, где они пожелают. Лучшими местами считаются ближайшие к берегу, потому что для лова на малой глубине не нужно иметь больших и очень исправных лодок, следовательно, меньше издержек.

Число хороших номеров выходит больше или меньше, смотря по тому, выпадает большинство первых номеров на долю полных артелей, неполных или одиночных казаков, так что, например, тридцатые номера могут считаться иногда принадлежащими еще к хорошим номерам, иногда же к очень посредственным.

Рыболовные атаманы и их помощники выбирают для себя места, признанные долговременным опытом за самые лучшие; поэтому места эти постоянны и слывут между казаками под именем атаманских мест. Сверх того атаманы и помощники их сохраняют право и на то число сетей, которые им следует по чину, но для них не могут уже выбирать места, а должны выставлять через своих работников там, где придется по жребию тем артелям, к которым они приписались.

Некоторые артели, истинно товарищеские, составляются для взаимной выгоды участников вследствие различных соображений, как например: потому, что несколько казаков имеют одну общую кусовую лодку, или потому, что не имеющий своей лодки приписывается к имеющим, уступая за то лишнюю долю в предполагаемой добыче, и т. п. Другие же артели составляются богатыми казаками для того, чтобы под видом их занять своими сетями как можно больше пространства. Они нанимают к себе в работники бедных казаков, составляя с ними как бы товарищество, в котором, однако, в сущности один — полновластный хозяин, прочие же — лишь работники, получающие уговорную плату и уже не имеющие права на участие в улове, или они скупают у казаков, могущих по праву участвовать в лове, но не желающих этого.

Казаки, бывшие у начальника курхайного рыболовства на перекличке и получившие жеребья, могут отправляться в море на промысел в жеребьевые участки или в вольные воды (т. е. в промежутки между бакенных линий), но не прежде, как с дозволения начальника. Казаки выезжают из Гурьева на рыболовство в море в назначенный начальником день, каждый казак выезжает из своего двора в телеге в одну лошадь, семейство его — жена и дети — садятся тоже с ним и едут на Ракушечью пристань, отстоящую от Гурьева на 7 вёрст к западу, по приезде на пристань они прощаются со своими родными и расстаются. Каждый казак входит в лодку с своею артелью и пускается в открытое море. Морские суда заблаговременно исправлены и снабжены всем нужным, как-то: сетями, баграми, ножами, веревками, солью, съестными припасами и вином; у некоторых промышленников вино составляет чуть ли не главную заботу.

Когда проведены в море в правую и левую стороны от устьев Урала бакенные жеребьевые участки, казаки немедля становятся на свои места, доставшиеся по жеребьевке, и рыболовство начато.

Выставка сетей производится следующим образом: каждый выставляет свои — в три линии, т. е. по трети всего числа, на которое имеет право, в линию. Поэтому ни одна артель не может выставить более 33 сетей в линию, или, как сказано в выдаваемой ежегодно рыболовным атаманом инструкции, более 450 сажен по бакену.

Первая линия называется лицевою, обращена к устьям Урала, а вторая — параллельно. Расстояние между линиями не определено в точности, но должно быть таково, чтобы в этих промежутках свободно можно было ездить и поворачиваться на лодках. Вторая линия по возможности выравнивается, чтобы не было в ней уступов, т. е. стараются, чтобы расстояние между обеими линиями у всех ловцов было одинаково. Может случиться, при большом числе участников в лове действительно случается, что нескольким артелям, получившим последние номера, не достает уже места в бакенных линиях, тогда они выставляют свои сети в так называемых вольных водах, т. е. в промежутках между бакенными линиями первого и второго участков. В вольных водах число сетей и расстановка их представляется совершенно на произвол ловцов, отчего и название водных вод. Сюда же идут и те, которые хотя и получили места в бакенных линиях, но уже на большой глубине, для лова на которой не имеют пригодных лодок.

Хороший лов на весеннем курхае, по замечанию казаков, продолжается до 1-х чисел мая; вообще же успех его зависит от господства вовремя его юго-западных ветров, которые нагоняют рыбу. При выгонных ветрах уловов не бывает почти вовсе.

На курхайном лове солится рыба и приготовляются из нее припасы: паюсная икра, клей и вязига на судах, и время от времени свозятся для склада или для продажи на берег не иначе, как на Ракушечью пристань, куда должны следовать и откуда возвращаться морем, а не Уралом, чтобы движением судов не мешать ходу рыбы в реку. Отлучки с курхайного рыболовства на Ракушечью пристань допускаются не иначе, как по билетам, в которых означается количество везомой рыбы, икры и вязиги для предъявления на Ракушечьем посту. Это делается с тою целью, чтобы промышленники не могли выставлять сетей в запрещенном пространстве против устьев Урала.

каз учуг
Казачий железный учуг на Урале

С 20 апреля до 20 мая казаки приезжают с моря на Ракушечью пристань. Здесь они выгружают с судов соленую рыбу, паюсную икру, клей и вязигу, с уплатой соляной акцизной пошлины: с каждого пуда соленой рыбы — по 20 копеек и с каждого пуда икры — по 1 рублю серебром; с вязиги и клея акцизная пошлина не взимается. Акцизная пошлина с рыбы и икры поступает в войсковой доход. Пристань в это время обращается в базар, где иногородние торговцы и торговые казаки скупают рыбу и её продукты и везут для продажи в города: в Астрахань — морем и в Уральск — сухопутно. Цены на рыбу на весеннем курхае бывают следующие: севрюга — от 80 копеек до 1 рубля 36 копеек за пуд; икра — от 7 рублей до 13 рублей за пуд; клей — по 2 рубля за фунт в сухом состоянии; вязига — от 25 до 30 копеек за фунт.

Во время рыбной торговли на Ракушечьей пристани с 19 или 20 апреля открываются временные питейные заведения, как-то: трактиры — ренсковые погреба, без распивочной продажи, и временные выставки с продажею хлебного вина — распивочно и на вынос; заведения эти, за исключением трактиров, существуют до 20 или 21 мая, т. е. до конца курхайного рыболовства, трактиры же с питейною продажею существуют на пристани круглый год.

Есть многие казаки, которые по приезде с курхайного рыболовства и привезшие с собою рыбу, стараются скорее ее продать покупателю за наличные, и, получивши деньги, казак домой в Гурьев к родным не торопится, а спешит в трактирное заведение. Там он пьет вино, живет несколько дней кряду, иногда даже неделю и больше. Тогда только он подумает о доме и о семействе, когда у него останется ограниченное число денег или тогда, когда родные его приедут из Гурьева на пристань за ним.

Весеннее севрюжье рыболовство в реке Урал

Весеннее севрюжье рыболовство, или севрюжья плавня, начинается со вскрытием Урала, что средним числом случается, около города Уральска в 1-х числах апреля, обыкновенно от самого города, и производится по всему Уралу и в море против уральских устьев, где и оканчивается в начале 1июня. Сети на этом употребляются следующие.

Севрюжья плавная сеть имеет 32 сажени в длину с приухами, не более как в 0,5 аршина, и состоит из двух полотен: переднего, называемого ряжем, имеющего в ширину от 8 до 11 ячей, по 4 вершка в лопатке и с огнивом в 3 ячеи, ширина её от 3 до 4 аршин. Поплавки и грузила расположены на подборах через две ячеи на третьей переднего полотна.

Ярыга — она имеет только 7 сажен в длину и устроена следующим образом: весьма широкое полотнище сложено по длине вдвое, сшито по краям. Но не до конца. Таким образом, большая часть сети образует глухой мешок, свободные же, не сшитые по краям концы её — два крыла: верхнее и нижнее.

Невод — он имеет в длину от 120 до 200 сажен и в ширину от 4 до 6 сажен. Ячеи его в 1 вершок в лопатке, с огнивом в три ячеи. Оба крыла его совершенно одинаковы и ровной длины. Невод употребляется казаками после прохода войска на том пространстве, где оно ловило рыбу плавными сетями и ярыгами.

На весеннем севрюжьем рыболовстве участвуют все желающие уральские казаки, плывут они в бударках (т. е. легких длинных лодках) до устьев Урала и до берегов моря, в каждой бударке находятся 2 или 3 казака. Во время этого рыболовства, охватывающего значительную часть Урала, рыболовствующее войско, или так называемая громада, должны двигаться все вместе и правильно. Для этого назначаются границы, называемые рубежами, означающие место, до которого можно плавать и за которое можно переходить не иначе, как уже на другой день. На другой день начинается лов с этого рубежа и идет до следующего; таким образом от рубежа к рубежу проходят весь Урал. Всех рубежей от Уральска до берегов моря считается 20. Лов начинается не ранее солнечного восхода или, по крайней мере, совершенного рассвета. У рубежа, при котором дневной лов должен окончиться прежде, нежели плавающее войско успеет его достигнуть, ставится кибитка начальника. По окончании ежедневного лова до заката солнца все лодки вытаскиваются на берег, дабы никто тайно не ловил ночью.

Отдыхи бывают в праздники, а также и тогда, когда противные ветра. Когда войско приближается к Индерскому озеру, что около Горской крепости, то дается время, нужное для добычи соли.

Начальнику над севрюжьим рыболовством, не окончившему ежедневного лова, полагается 6 плавок по проплавленному уже пространству, без захвата следующего рубежа; но они не должны продолжаться более часа. Для этого складывают в пользу его 6 бударок по 1 разу. В остальное время запрещается начальнику ловить для себя.

По приплытии севрюжников к Гурьеву тут, под Гурьевом, они останавливаются, производят рыболовство плавными сетями, ярыгами, неводами; через день бывают днёвки, и рыболовство не производится; во время днёвок пойманную рыбу продают. Потом приплывают они в Гурьев, что бывает в конце мая, здесь они стоят несколько дней — продают рыбу. Затем проплывают до устьев Урала, а иные до берегов моря, там оканчивают рыболовство. Бударки и сети вытаскивают из воды, кладут в телеги, рыбу солят и укладывают. Таким образом, они возвращаются домой сухопутно на длинных дрогах, называемых здесь адрами, которые во всё время рыболовства за ними следовали.

Цена определяется рыбе на счет и на вес. Икру оценивают отдельно, на взгляд, и продают сырьём, т. е. как она в рыбе. Дают до 1 рубля 50 копеек за право выпороть икру из севрюги, после чего мясо продают другим. Средняя цена севрюги на этом рыболовстве — от 30 до 40 копеек и икра — от 8 до 10 рублей за пуд — сырьём.

Осеннее жаркое рыболовство в море

Осеннее жаркое рыболовство в Каспийском море производится с половины августа и продолжается до половины октября; оно производится таким же порядком, как и весной курхайное рыболовство; разница в том, что на жаркое осеннее рыболовство казаков отправляется значительно меньше против весеннего курхайного; притом же в осеннее время в море встречается полоса зеленой слизистой воды, которую казаки называют чумою. Вода в это время вредна для сетей; сети, попавшие в подобную воду, гниют и бывают ни к чему не годны.

На жарком рыболовстве ловится та же рыба, что и весною на курхае, цены на неё те же. Пойманную рыбу казаки солят на судах, привозят ее с моря на Ракушечью пристань, уплачивая за соленую рыбу и икру акцизную пошлину; здесь покупают ее иногородние торговцы и торговые казаки и везут для продажи в Уральск — сухопутно и в Астрахань — морем.

Пристань опять оживляется, так же как и весной, привоз разных товаров из Астрахани бывает велик; гурьевские иногородние торговцы возвращаются с Нижегородской ярмарки, вообще все те гурьевские жители, которые уезжали из Гурьева весной и летом, осенью бывают в Гурьеве с привезенным для продажи разным товаром.

Осеннее плавное и неводное рыболовство в Урале

Осеннее плавное и неводное рыболовство в Урале начинается с половины сентября и продолжается до конца октября или 1-х чисел ноября, т. е. до замерзания реки; рыболовства эти производятся от Каленовского форпоста, отстоящего от Уральска вниз в 190 верстах. На этом рыболовстве употребляются сети те же, что и весной, а именно следующие: плавные сети, ярыги и невода. На осенних рыболовствах имеют право участвовать все желающие лица Войскового сословия, как и в весеннем, причем число бударок, на которые каждый имеет право, также неограниченное. Так, например, в 1865 году, на осеннем рыболовстве, в конце октября, на рубеже около Гурьева было 2500 бударок. По Уралу плывут в бударках, т. е. легких длинных лодках, уральские казаки; в каждой бударке сидят по 3 казака, один гребет веслами, а другой держит сеть, в бударках же с неводами сидят 3 казака, двое гребут и третий управляет лодкою. Начинают они плыть от Каленовского форпоста, многие же казаки начинают плыть с форпостов, которые следуют ниже Каленовского. Берегом же реки Урала сухим путем следует длинный ряд обозов с солью для соления пойманной рыбы.

Осеннее плавное рыболовство также производится по рубежам, назначение которых представляется начальнику по соглашению с промышленниками, потому что в это время рыба уже не идет, а лежит на ятовях, которые год от году могут меняться: изменения же эти известны казакам из наблюдений, делаемых смотрителями Урала. Всех рубежей 16, а именно: Антоновский форпост, Котельный, Красноярский, Хоркинский, Горская крепость, Гребенщиковский форпост, Кулагинская крепость, Зеленовский форпост, Кармановский, Ямановский, Сарайчиковская крепость, Редутский форпост, между Редутским и Кандауровским форпостами, Кандауровский форпост, под городом Гурьевом и ниже Гурьева.

В конце рубежа, который хотят проплавать, ставится в три ряда крючковая снасть, чтобы рыба, уходящая назад, на нее попадала. Пойманная таким образом рыба отдается начальнику рыболовства в вознаграждение его трудов. Это единственное исключение, по которому дозволяется ставить в Урале крючья.

Рыболовство это начинается с солнечным восходом, для окончания же его нет определенного срока. Бударки всегда выравниваются по берегу и по сигналу сталкиваются в воду. Там, где за неимением поблизости отлогих мест они стоят на яру, как, например, на последнем рубеже от Гурьева к морю, второпях редко обходится без ломки. Сверх того, когда бударки уже в воде, начальник ведет их до некоторого расстояния, от ятова гурьбой, так сказать, колонной, не давая никому выходить вперед своей лодки. Когда начальник со своей лодкой отплывет прочь, то начинается перегонка. Всякий гребет с величайшим напряжением сил, часто до совершенного изнеможения.

По причине такой усиленной работы, а также и для большего удобства в сбыте наловленного, назначают на этом рыболовстве через день дневки, во время которых бывают базары. Так как плавными сетями и ярыгами преимущественно ловится яловая красная рыба, черной же в них мало попадает, то сзади главной массы плавничей производится лов неводами, который, по огромному количеству доставаемой им рыбы, едва уступает в важности самой плавне. С Антоновского форпоста до Кулагинской крепости этот лов неводом дозволен только на другой день после разбития ятовой передовым войском; на этом пространстве он производится вольно, т. е. где и как кто хочет. С Кулагинской же крепости вниз, т. е. до моря, — неводной лов идет в тот же день, как и плавни, но не ранее как после проплытия плавней.

До приплытия этих рыболовов к Гурьеву они стоят здесь и производят рыболовство несколько дней; пойманную рыбу солят и складывают на возы, а отсюда проплывают в Гурьев-городок, до устьев Урала или до берегов моря. Тут присоединяются к ним некоторые гурьевские казаки рыбачить: затем рыболовство это оканчивается ниже Гурьева; бударки и сети вытаскиваются из воды, их кладут на возы, рыбу также, и таким образом возвращаются домой сухим путем на адрах.

На осеннем рыболовстве в Урале цены гораздо выше, чем на весеннем: икра продается до 14 рублей за пуд, осетр до 4 рублей за пуд, а севрюга от 2 р. 50 коп., до 3 руб. за пуд.

Во время осеннего рыболовства открываются по берегу Урала временные подвижные выставки с продажей хлебного вина, распивочно и на вынос, а также выезжают из Гурьева торговцы с продажей фруктов: яблок, винограда и слив.

Зимнее неводное рыболовство в Урале

Зимнее неводное рыболовство производится в Урале с половины декабря до половины января; рыболовство это разделяется на пять участков; от Гурьева сначала по главной трубе Урала, а потом от Золотинок до самого впадения её, и заканчивается на Ширине; по Перетаске; по Бухарке; по Яицкому устью, начиная от того места, где от общей трубы Урала отделяется Золотинка; от нижнего устья реки Сорочинка до Гурьева. На зимнем неводном рыболовстве употребляются так называемые зимние невода, отличающиеся от осенних единственным — вчаливанием на место частика — мотни или кутца длиною в 4 сажени, сделанной из сети более частой, чем крылья. Тяга этих неводов подо льдом производится следующим образом. Посреди реки делают большую прорубь квадратной формы, в сажень слишком в стороне, называемой запуском. От неё начинают прорубать маленкие круглые проруби не более полуаршина в диаметре на большем или меньшем расстоянии одна от другой, смотря по длине прогона (прогоном называется длинный шест). Эти проруби идут от запуска к тому и другому берегу в несколько косвеном направлении. Дойдя до берегов, продолжается линия их вдоль каждого берега вниз по реке сажень на сто. Последняя из этих прорубей того берега, на который намереваются вытащить невод, делается побольше и в форме трапеции, у которой одна из параллельных сторон, именно обращенная к берегу, значительно короче трех остальных. Ее называют возьмою и предназначают для вытягивания невода. Форму трапеции делают ей для того, чтобы при вытягивании оба крыла невода сходились все ближе одно к другому. Начиная от крайней из идущих вдоль противоположного берега проруби, которая лежит несколько выше возьмы, прорубают к этой последней вкось через реку еще ряд маленьких прорубей. В запуск опускают невод в воду.

К обоим ключам его привязано по длинной веревке, такой, чтобы можно было конец её вытащить на берег, прежде чем невод, опущенный с запуском, начнет растягиваться. Эти веревки пропускают подо льдом по линии прорубей посредством прогонов, к которым они привязаны своими свободными концами, точно таким же способом, как и при выставке аханов, с тою лишь разницей, что здесь, дабы дать прогону желаемое направление, не вешают на проруби костылей, а вместо этого, по мере продвижения прогона вперед, идет человек от проруби к проруби и, опуская вниз палку, дает знать, толкается ли об нее прогон при поворачивании его вправо или влево посредством сашила и прогонного багра. Когда таким образом конец прогона окажется у последних к берегу прорубей, то зацепливают привязанную к нему прогонную веревку крючком сашила и уже руками вытягивают ее на берег, а с нею вместе вытягивают и крыло невода, доводя конец его до самого берега.

Перед началом лова все записываются по желанию в один из участков, для каждого из которых назначается особливый начальник; в каждом же участке все приписываются к какому-нибудь неводу, составляя таким образом артели, которые не могут состоять меньше как из 14 человек. Это установлено для того, чтобы хозяева неводов, из желания получить паи побольше, не ограничивались наименьше возможным числом работников из казаков, пристающих к неводу из- за паев, и тем не лишали бедных казаков участия в этом лове. Запрещается употребление неводов, взятых напрокат у астраханцев, чтобы через это часть выгод от улова не переходила в их руки и чтобы побудить уральцев заводить свои невода.

Перед началом лова осматриваются все невода — крепки ли они, чтобы потом из-за починки их не было проволочки в тяг. Когда все прописаны по участкам, то делают на верхней и нижней грани каждого из них и при истоках побочных рукавов, в которых не производится лова, переставы; прорубив во всю ширину реки прорубь в виде узкой полосы, растягивают в ней на кольях большие невода, совершенно перегораживающие реку как в ширину, так и в глубину. После этого приступают к самому лову. В каждом участке ловят, как в пруду, откуда уже рыбе выхода нет, и она вся бы вылавливалась, если бы не могла частью, конечно в небольшом количестве, прижаться к ярам, где нельзя захватить ее неводами. Поэтому в 1852 году просили казаки дозволить им багрить по ярам, куда особенно много скопилось сазанов; но Войсковая Канцелярия не разрешила этого на том лишь основании, что настоящий порядок зимнего неводного рыболовства существует несколько лет без всякого изменения.

Рыбы ловится на неводном рыболовстве очень много, так что часто сажен на 15 нельзя бывает дотащить мотни до возьм, не выбрав прежде рыбы из самих крыльев.

Неводный зимний лов производится сообща, т. е. каждый невод ловит не на себя, а складывают весь улов в общие кучи, называемые урсами. Такой лов продолжается непрерывно трое суток, что называется тягою.

После чего бывает дневка, во время которой производится дележ рыбы. Всю рыбу делят на паи, полагая на каждого хозяина невода по 6 паев, на чиновника (офицера), лично участвующего в лове, по 2 пая, а на урядника, простого казака и иногороднего работника — по паю. За работника получает полагаемый на него пай нанявший его. Сверх того участному начальнику, в вознаграждение его трудов, полагается 10 паев, причем, само собой разумеется, что если он имеет и свой невод, то за него получает наравне с другими хозяевами следующие ему 6 паев. При этом строго запрещается начальнику прежде общего раздела брать себе лучшую рыбу из урсов.

По окончании дележа начинается вторая тяга, продолжающаяся также три дня, и так далее до окончания всего лова.

Зимнее аханное рыболовство в море

Аханное рыболовство в Каспийском море начинается зимою с того времени, когда лед достаточно окрепнет для того, чтобы можно было по нему безопасно ездить; обыкновенно оно начинается с 1 января и продолжается до 1 марта. Оно против курхайного и жаркого рыболовства заслуживает более внимания. Во 1-х, рыбы больше ловится, сбыт её хорош в Гурьеве, потому что она во время зимы хорошо сохраняется от порчи и возможно ее вывозить в города Уральск и Астрахань свежею без соления. Во 2-х, оно требует более расхода денег для того, чтоб собраться на это рыболовство, и в 3-х, сопряжено с трудностью и опасностью на глуби вследствие относов.

В аханном рыболовстве могут участвовать все казаки лично, или поручая свое право другим, или через своих рабочих, иметь которых из иногородних на этом рыболовстве дозволено; преимущественно же участвуют в аханном рыболовстве гурьевские казаки; число рабочих на этом рыболовстве дозволено: полковнику — 4, штаб-офицеру-3, обер-офицеру-2, уряднику и простому казаку — 1, малолеткам работников не полагается.

багрение

Багрение. Зимний курхай на Урале

Пойманную рыбу и продукты её, икру и клей, аханщики привозят возами не на Ракушечью пристань, а прямо в Гурьев, рекою Уралом, по льду, и продают ее здесь иногородним торговцам, которые в это время нарочно сюда приезжают из Самарской, Саратовской и других губерний для покупки рыбы, а также местным иногородним торговцам и торговым казакам, которые увозят ее для продажи в Уральск, Астрахань и другие города.

Цены в это время на аханную рыбу и её продукты в Гурьеве бывают следующие: белуга, шип и севрюга — от 2 до 3 рублей 50 копеек за пуд; осетр — от 3 рублей 50 копеек до 5 рублей за пуд; икра свежая — от 10 до 15 рублей за пуд. Паюсная же икра для продажи на аханном рыболовстве не приготовляется, а вязига из рыбы не вынимается. Клей продается от 55 до 65 копеек за фунт — в сыром состоянии, и высушенный — от 2 рублей 20 копеек до 2 рублей 50 копеек за фунт.

Тюлений бой

Во время аханного рыболовства часто попадаются в сети тюлени; их брать казакам дозволено, и убивать на льду, но запрещается употреблять особливые средства, нарочно придуманные собственно для лова тюленя, а также и бить тюленя молодого. В феврале месяце тюлень щенится и выползает из воды на поверхность льда огромными стадами. Довольно далеко от места рыболовства на глуби. В конце зимнего рыболовства многие аханщики отправляются бить тюленя; орудие их — небольшая палка, в конце коей налит свинец, палка эта называется чакушкой; подходят они к тюленям осторожно и против ветра, чтоб его не испугать, потому что тюлень весьма чутлив и от малейшего испуга скоро уходит в воду. Удар чакушкою тюленю в лоб или по носу — смертелен. Убив одного тюленя, промышленники загораживают дорогу убитым тюленем живым тюленям, и при удобном случае двое или трое казаков набивают в сутки до 100 штук тюленей и более. Набитых тюленей промышленники привозят на санях рекою Уралом в Гурьев, где уплачивают таможенной заставе акцизную пошлину по 30 копеек с пуда тюленя и продают его иногородним торговцам и торговым казакам, которые увозят тюленя в Астрахань и в Уральск; для предохранения от порчи тюленей в Гурьеве солят.

Цена на тюленя в Гурьеве бывает в марте месяце по 1 рублю за пуд; шкуру его иногда продают отдельно по 25 или 35 копеек за штуку. Промысел этот невелик.


Продолжение здесь

Теги старыйдобрыйгурьев