АЛМАС-КЫЛЫШ БЕЙБАРСА – СПИЦА МАМЛЮКСКОЙ КОЛЕСНИЦЫ

АЛМАС-КЫЛЫШ БЕЙБАРСА – СПИЦА МАМЛЮКСКОЙ КОЛЕСНИЦЫ

Продолжение произведения "КОЛЕСО СЕДОЙ СТАРИНЫ"(сказы, легенды, эссе о героях Атырауской земли) поэта, писателя, литературного переводчика Бекета Карашина., начало здесь

Там, где течет Отец-Жайык,

встречаясь с Матерью-Тенгиз,

где испустив победный крик,

         кыран ныряет камнем вниз,

узрев добычу в блеске вод,

простёрлась дивная земля,

как крыша юрты – неба свод, -

Атырау, ты  – Родина моя!

Ушёл отсюда в  свой поход

великий, властный Бейбарыс.

Читатель, вспомни жуз и род,

пред этой памятью пригнись

в поклоне низком. Чтоб потом,

в далеких будущих годах

сам заслужил поклон, не стон,

ты в память о своих делах.

 

 

«Я, Бейбарс, ат-тюрк, аль кипчак из рода Берш» - так сообщал о себе великий султан Бейбарс. И это свидетельство записал историк Аль-Айни в своём 14-летнем возрасте.

 

Земля бершей – Атырау, и здесь начиналась история этого великого человека, героя, чей клинок сверкает еще одной спицей в солнцеподобном колесе истории нашей Родины. Кто расскажет нам о Бейбарысе, кто тронет уверенной рукой струны домбры, чтобы песнь о великом султане пролетела сквозь века и дошла до слуха потомков?

Его брат по рабству, ровесник, верный соратник и друг Байсары, дослужившийся при своем собрате до звания эмира, чьи слова записал араб ибн-Шаддат, сообщал следующее.

По словам Байсары, он и Бейбарс родились в Кипчакии, в 1225 г. Бежавшие от монгольского нашествия, сородичи Бейбарса попросили убежища у хана болгар Анара. Последний, дав лживое обещание, вероломно напал на них, одних убив, других же пленив, продал в рабство. Среди них был и Бейбарс вместе с Байсары. Им тогда было по 14 лет. Именно ибн-Шаддат, то ли, по словам самого Бейбарса, то ли, по словам того же Байсары, сообщает, что Бейбарс был тюрком – кипчаком из племени Берш. Представителей этого племени арабы называли Бурдж-оглы (сын Берша) или Альбурли, русские же летописи  XI-XII-XVIII вв. именовали БУРЧевичами, Бурновичами, сынами Пурыша, Ольберами и т.п.

  Род, а затем племя, Берш, как и многие образования Младшежузья (Шеркеш, Кете, Алтын, Чомекей, Ыссык, Таз, Аргын и другие) жили когда-то на Алтае. Затем после миграции на запад влились в ряды гуннов а затем этой мощной коалиции, названной по имени ведущего племени кипчакской, после распада которой, - в состав Золотой Орды и, наконец, - казахской народности.

С одной стороны, постоянные войны с коренными обитателями этих мест, с другой, – крестоносцами, а также необходимость подавления восстаний, возникшая угроза со стороны новых завоевателей (монголов), вызывали у султанов-сельджукидов, а в арабских странах - халифов, потребность иметь огромные армии. Сначала её ряды состояли из наёмников (основную их часть составляли кипчаки), а затем был создан институт рабов-воинов (зиндж, абд, кулям, мамелюк). Рабов поставляли со всего света. Например, зинджами и абдами арабы называли чернокожих рабов (более всего они были из Судана), из которых были созданы гвардии халифов. Остальных рабов (славян, греков, курдов и др.) называли кулямами.

Отличительной особенностью мамелюков было то, что они имели статус государственных рабов, т.е. они, в случае их воинских успехов и   отличий, поощрялись: получали звания, земельные наделы, трофеи, могли осуществить и более высокую карьеру, вплоть до усыновления халифами. Но эти свирепые рабы, лишённые своей Родины, не могли безропотно лишаться своих голов за чужбину, они всегда, в какой бы стране не жили, пытались захватить власть. Особенно в этом отличились тюрки. Ещё до захвата власти в Египте мамелюками, тюрки-кипчаки сели на трон в Индии и Афганистане (1206 г), образовав Делийский султанат.

         Что примечательно, его основателями были выходцы из нынешнего Западного Казахстана, те же «волчьи племена»: Алборлинцы или Берши (Шамсаддин Ильтутмиш (годы правления - 1211-1236), его дочь Разия, Балбан).

         Кипчаки завоевали исключительное право на ведущие позиции в Египетском султанате за счёт своих «львиноподобных качеств», «гордости», «стремления к командным постам», «свободы  от противоестественных пороков», «нелюбви к интригам», «смелости, преданности, выносливости, невосприимчивости к лести», «отсутствия лицемерия».

Попадая в Египет в цепях рабов, кипчакские воины поднимались вверх из самых низов, благодаря своим качествам. Точно так же и Бейбарс, попав в плен, был продан и куплен кипчаком Айтегином Бундуктари, а затем перешёл в собственность султана ас-Салиха.

                                     ВОИТЕЛЬ И ПРЕДВОДИТЕЛЬ

    Закалённый за время своих рабских мытарств и физически, и духовно, Бейбарс уже в 20-25 лет проявил себя незаурядным воином. Уже после сражения под местечком Дамиетта (Думият) с войском крестоносцев, где Бейбарс был  замечен своим бесстрашием и воинским искусством, он из рядовых мамелюков был возведён в ранг эмира, включён в личную гвардию султана Салиха, а затем стал возглавлять  его личную охрану.

         В боях под Мансурой (опять-таки с крестоносцами) Бейбарс уже выступает как эмир-военачальник, главными заслугами и подвигами которого стали разгром крестоносцев и участие в пленении короля Франции Людовика IX и двух его братьев-принцев.

         В итоге своих воинских подвигов Бейбарс получил большой авторитет и, сумел сплотить вокруг себя клан из отчаянных рубак и бесстрашных ратоборцев, верных ему сорвиголов. Вот почему его однополчане безоговорочно пошли за ним, когда он 2 мая 1250 г. поднял восстание против сына и наследника ас-Салиха султана Исы Туран-шаха и убил его. Причина столь жестокого поступка Бейбарса понятна и оправданна: юный Туран-шах проводил свои дни в забавах, праздности, играх, попойках и веселье тогда, когда над страной нависла смертельная опасность, и был не в состоянии руководить державой, войсками. К тому же, Туран-шах был болезненно слабоумен…

Но плодами своего дерзкого  поступка воспользовался не сам Бейбарс, а более искушенные в политике и дворцовых интригах люди - вдова ас-Салиха Шеджерет, и ее новый муж, мамелюк Айбек. Бейбарс же скрывался со своими друзьями в Сирии до той поры, пока к власти в Египте не пришел Кутуз.

Угроза монгольского нашествия на Египет вынудила Кутуза привлечь на свою сторону Бейбарса, героя и полководца, отличившегося в битвах с крестоносцами, Кутуз нуждался в авторитете Бейбарса, его друзьях и сторонниках. Расчет Кутуза оправдался: султан Кутуз и полководец Бейбарс, не дожидаясь монголов, сами пошли на них в Сирию, вышли в тыл армии Кулагу под предводительством Кет-Буга и 3. 1Х. 1260 г. разбили 20-ти тысячный найманский корпус. Кет-Буга был пленён и казнён Кутузом, который, обезумев от резни, вырезал попутно христианское население Дамаска. Скорее всего, эти безумные поступки Кутуза и подвигли Бейбарса на убийство самого Кутуза…

Кулагу, вознамерившись помочь своим союзникам армянам, разбитым вместе с туменами Кет-Буги и одновременно отомстить за первое ошеломляющее поражение, бросил на мамелюков новую армию, которая 10 декабря того же года снова была разбита, но уже войсками нового султана, султана Бейбарса.

После этих сокрушительных поражений монголы, признав силу бейбарсовских мамелюков, надолго оставили Египет в покое. Но через 17 лет они предприняли новую попытку покорения Египта. Битва состоялась при Альбистане и закончилась, опять-таки, блистательной победой султана и полководца Бейбарса. На поле боя погибло 7000 монголов и 3000 их союзников, грузин. 1300 монголов было пленено, но Бейбарс не стал их вырезать, как Кутуз, а обратил в мусульманство.

Кроме этих крупнейших побед над крестоносцами и монголами, Бейбарс водил войска в походы по покорению Кавказа и других стран Востока. Он не потерпел ни одного поражения, воевал только с вооружённым противником, не трогал мирных людей, кроме преступников.

Что за Великая Сила, и за что, покровительствовала этому человеку? Ответ – его кровь, его память о традициях тюркско-кипчакского воинского искусства, в том, что эти традиции были им перенесены в египетскую армию. Именно эти навыки и свойства воинов помогли и способствовали не только выживанию, но и установлению диктатуры тюрков на чужбине. Не только юнцами были степные рабы, в их рядах были умудрённые, опытные полководцы, оружейники, знатоки боевых искусств, древних традиций стойкости, выносливости, изобретательности, несокрушимости духа, воли.

К тому же, как ни парадоксально, именно тюрки, которых арабы, называя «врагами ислама», не могли «омусульманить» насильно, - добровольно превратившись в исламских странах в наиболее ревностных и ярых мусульман, сумели сплотить и консолидировать исламский мир, защитить его от крестоносцев. Они же преподали варварской Европе того времени уроки рыцарской чести: не вырезали мирное население христианских стран, уважали религиозные чувства последних, давали возможность посещения «святых мест» всем, кто просил об этом по-человечески. Именно за эти благородные поступки вся Европа славила Саладина, а затем Бейбарса, а сами европейские писатели (Хитти, Олдридж, Босвард) объективно отражая эти дела, восторженно писали о «цивилизационной» роли тюрков-мусульман для Европы и, наоборот, презрительно и нелицеприятно отзывались о крестоносцах, королях (Ричарде «Львиное Сердце», Людовике IХ и др.). То же самое проявляли христиане-копты: они ненавидели крестоносцев, искали и нашли у мамелюков защиту от беспредела, грабежей и насилия, которые творили крестоносцы. Даже православная Византия при помощи мамелюков спаслась от разрушения страны и веры, чинимых её «братьями» - католиками, в лице тех же крестоносцев. Такое сплочение населения, людей различных вероисповеданий вокруг мамелюков помогло Египту выстоять в условиях жестоких средневековых войн.

Сам султан был примером для рядовых мамлюков. Он, как вожак волчьей стаи,  лично водил войска в походы, бои, сражения. Сам Бейбарс и его преемники (Калаун, Ан-Насир и другие) строго соблюдали эту традицию, делили все тяготы ратного дела наравне со всеми. Никакая дворцовая роскошь и празднества не могли довести их до расслабления и изнеженности. Проявлением этой строгости, ответственности и суровости явилось введение Бейбарсом запрета на пьянство, проституцию, курение гашиша. Он безжалостно казнил воров, казнокрадов, диверсантов. Все эти меры и запреты были направлены, разумеется, на сохранение дисциплины, боеспособности, организованности армии и государства.

photo_74988

Бейбарс был воплощением храбрости, аскетичности, упорства. Средневековые историки и биографы оставили немало строк, характеризующих его в этом плане. Так, ан-Нуайри отмечал, что Бейбарс «в одежде и пище довольствовался малым, был бережлив». Аль-Айни выделял такие его качества как бесстрашие, смекалку, ловкость, сноровку, упорство, аскетизм, беспощадность к врагам, волю, громоподобный голос, внушительность, то, что людей в войска он подбирал и назначал самолично. В трактате «Великолепные цветы событий эпохи» ибн-Ийас писал о Бейбарсе следующее: «Он был непоседой, часто отправлялся в походы, прославил своё имя героизмом, на войне был храбр. И зимой, и летом не сходил с коня. Как знак его героизма и храбрости, на его гербе был нарисован лев. Чтобы войско проявляло усердие, - он делил военную добычу. Перед походами он собирал много средств, которые экспроприировал с состоятельных людей. Он был высок, осанист, статен, светлолиц, внушителен, грозен, имел круглую бороду без единой сединки».

Бейбарс, как никто другой в его время, соответствовал эталону воина, военачальника, правителя, более того, - он сам создавал этот эталон. Однако был он не только великим воином, но и мудрым правителем, под властью которого страна процветала.

 Истории известны соглашения и договора Бейбарса с такими христианскими странами и королевствами как Венеция и Генуя, Сицилия и Арагон и др. Так, договор с Византией обеспечивал беспрепятственное прохождение судов через Босфор и Дарданеллы, тем самым Бейбарс имел возможность непрерывных поставок рабов в Египет из Причерноморья, Приазовья и Прикаспия, тем самым -  увеличения тюркской диаспоры и пополнения рядов мамелюков новыми кипчакскими воинами. Посредниками в этих делах являлись Венеция и Генуя, которые предоставляли бейбарсовским купцам корабли, сами участвовали в торговле.

Beybarys-300x198  

Вершинным достижением политико-дипломатической мысли Бейбарса является создание союза мамелюкского государства с Золотой Ордой. Этот союз был уникальным образованием средневековья, во многом способствовавшим расшатыванию монголосферы, расширению и усилению исламского мира, получению им политического приоритета. 

Если султаны Египта, правившие до Бейбарса, не оставили каких-либо выдающихся деяний, то Бейбарса по полному праву можно считать основателем государства, основоположником его внешних сношений в торговле, культуре, первым покровителем науки, искусства, ремесла. Особое внимание он уделял торговле, благодаря  которой и появилась возможность процветания государства. "Когда процветал Египет, процветал и Каир, поэтому при Бейбарсе – хотя он и раздавал щедро титулы, деньги, земли, товары мамлюкским соратникам – Египет делал успехи во внешней торговле, и Каиру жилось привольнее, чем при преемниках Бейбарса. Он беспощадно взимал дань со всех покорённых иноземных городов и правителей. Весьма заметными в Египте стали товары из Великой Степи: кожаная одежда кипчаков, меха, изделия из войлока, шерсти, кости. В моде, по Макризи, было ношение татарских чапанов и шеркешских тюбетеек. Договора с морскими княжествами, городами и государствами, налаженные Бейбарсом, как при его жизни, так и при его преемниках, способствовали сказочному обогащению Каира, окружения султана, мамлюкской знати" (Д. Олдридж «Каир»). Но, что характерно для деятельности Бейбарса, все эти богатства, поступавшие от торговли, таможенных пошлин, налогов не замыкались в качества накопления, т.е. Бейбарс не затаривал их, как скупой рыцарь, ни в государственной казне, ни в личных кладах, а использовал, говоря по современной терминологии, в различного рода инвестициях, капиталовложениях и т.п. Деньги вкладывались в строительство дорог, военных укреплений, оросительных и судоходных каналов, градо-судо-строительство, в те сферы, в развитии которых нуждались население, государство, армия.

Бейбарс был  щедр не только по отношению к военному сословию, дворцовой знати и челяди, но и по отношению к людям интеллектуального труда. Воистину он был меценатом и покровителем искусства,  науки, культуры! В Каир того времени стекалась огромная масса людей, представляющих собой весь цвет мысли, богему и бомонд средневековья. Все эти люди находили себе работу по профессии, независимо от того, приносила эта работа сиюминутную пользу, выгоду или нет.

Таким образом, Бейбарс, как правитель и основоположник тюркского государства средневекового Египта, создатель огромной империи, консолидатор исламского мира, выдающийся политик и дипломат, покровитель культуры, науки, искусства, образования был выдающейся исторической личностью, пользовавшейся огромным авторитетом перед своими современниками, оставшийся в народной памяти даже современных египтян.

…В устных народных преданиях Египта до сих пор говорится, что если силы зла приумножатся, то вновь возвратится Бейбарс и установит справедливость…

                           СЛАВА   И ОТРАВА

Жестокие нравы жестокого времени ужесточили борьбу за власть, сопровождавшуюся резнёй, отравлениями, убийствами. Даже такой осторожный, бдительный султан, как Бейбарс (Макризи писал, что он часто маскировался, имел двойников, менял установленные маршруты движения) не мог быть уверенным в своей безопасности…

Бейбарыс султан

Массовость искушений и попыток покушений вела к неминуемой смерти Бейбарса и, наконец, злой рок восторжествовал: один из великих людей, правивший Египтом 17 лет, 2 месяца и 12 дней, в возрасте 52 лет, был отравлен. Историки того времени (аль-Мухасин, аль-Макризи, Бейбарс ад-Дауадар и др.) единогласно подтверждают факт отравления султана от яда, подсыпанного в излюбленный напиток великого правителя - кумыс. Даже констатируется период его мучительной болезни (13 дней), после которой он скончался.

         Так завершилась жизнь великого воина и полководца, правителя и повелителя, основателя кипчакского мамелюкского государства в средневековом Египте, воссоединившего к нему Сирию, распространившего свою гегемонию до Хиджаза (Мекки, Медины), Йемена, Нубы, Византии, Армении, Кавказа, спасшего мусульманский мир от крестоносцев и монгольских туменов, обеспечившего его безопасностью, порядком, процветанием, прославившего силу и дух тюркского военного искусства, увековечившего своё имя в анналах всемирной истории. Отрава отняла у него жизнь, но не славу, тело, но не дух, трон, но не наследие. Помним Бейбарса!

           21368-6-beibarys_s_ltanny_rpa__ru

 РЕЧЕНИЯ У МЕЧЕТИ БЕЙБАРСА

 

                            Знай: история не гибнет,

                                      лишь уходит вглубь времён.

                                      Что древнее: Степь? Египет?

                                      Кто древнее из племён?

                                      Кони Каспия скакали

                                      до брегов седого Нила,

                                      скифосаки  Ишпакая

                                      воду Нила жадно пили.

                                      Скифы стали парадигмой,

                                      и в Египте снова тюрки

                                      на вершине пирамиды

                                      воздвигали свои юрты.

                                      Весь Египет поражали

                                      Поля  запахи и звуки.

                                      В длани крепко власть держали

                                      узкоглазые мамлюки!

                                      Бог Войны нам не помог,

                                      АРС АРеСом стал и мАРСом,

                                      хоть на Родине не смог, -

                                      Бог в Египте стал БейбАРСом!

                                      Эй вы, братья-египтяне!

                                      Обратите к тюркам взоры,

                                      а не то, - петлёй затянут

                                      наши древние узоры!

                            Бог для Вас воздвиг мечеть,

                                      сохраните же Дом Бога…

                                      Для молитвенных речей

                                      этот дом сейчас убогий.

                            … Я в мечети не молился,

                                      горсть земли, взяв за труды,

                                      восвояси удалился

                                      с грустью-горечью в груди.

                                      … Воду я не пил из Нила,

                                      только выл однажды дико…

                                      С воем скифы исходили

                                      путь от Нила до Яика…

 

Продолжение здесь